СССР CCСР - Библиотека - Николай Кондратенко "Заговор против России"

На главную страницу

Николай Кондратенко
"Заговор против России"

ЗАГОВОР ПРОТИВ РОССИИ

Выступление главы администрации Краснодарского края Н. И. КОНДРАТЕНКО на учредительной конференции Патриотического союза молодежи КубаниНиколай Иванович КОНДРАТЕНКО

      В последнее время демократические средства массовой информации развернули ожесточенные нападки на губернатора Краснодарского края Н. И. Кондратенко. Поводом послужило его выступление на учредительной конференции Патриотического союза молодежи Кубани, в котором были показаны направления, методы и средства подрывной работы против России. Знакомим читателей с текстом этого выступления

      


      Дорогие друзья, я искренне благодарен вам за приглашение на встречу перед вашим важным политическим событием. И скажу, что не было у меня никогда такого волнения перед другими аудиториями, как перед вашей. Казалось бы, уже годы поднимаешься на трибуну, выступаешь, но сегодня одна из самых волнующих встреч, потому что так и хочется сказать: «Здравствуй, племя младое, незнакомое!».

      Физически мы рядом, а вот что в душах наших созвучно, много ли созвучного? Как понимаем, как осознаем мы этот мир? Как осознаем политику России сегодня? Как осознаем то, что происходит в Отечестве нашем, что думаем о спасении его?

      Ясно одно — спасать Отечество уже будет не мое поколение, а ваше.

      Я отвечу на ваши вопросы. Можно и устно, и передавайте вопросы в письменном виде, чтобы уплотнить нашу работу. Любые вопросы. О чем думаете, что критикуете, что бы вы хотели и так далее. Мне самому очень интересно знать ваши вопросы и дать на них ответы с точки зрения моего видения, как руководителя края.

      Вы подаете вопросы, а я займу время, начну выступление. Если в сегодняшней жизни наших детей (а вы все по возрасту, как говорится, годитесь мне в сыновья и дочери) так вот, если что-то в вашей жизни, дорогие друзья, не то и не так, как надо, происходит — поступки, дела и так далее — это не ваша вина. Это вина моего поколения. Вы ответите за своих детей и внуков. Моему поколению не безразлично, каким будет то, ваше поколение детей и внуков, каким будет наше с вами продолжение на земле нашей русской, российской.

      И потому с чувством некоторой вины я поднялся на эту трибуну и говорить хочу не о каких-то "вещах сиюминутных", а о том, что происходит с нами, дать оценку этому. Что нас поставило в такие условия? Почему мы, русские, начали разрушать сами себя? Что это — случайность, нелепость какая-то? Менталитет, как пытаются сегодня по телевидению говорить? Хочу сказать — нет, нет и нет!

      Все это — запланированная акция. Все это — глубоко продуманная политика. И все это вырисовывается как международный заговор против России и прежде всего — против русской нации. Имя этой политики — сионизм. Не надо пугаться, не надо опускать голову. Мы интернационалисты, мы воспитаны на уважении к другим нациям. Но сионизм — это не нация. Сионизм - это политика, жестокая и коварная. Свет на нее проливал бывший шеф ЦРУ США Аллен Даллес в 1945 году. Вот что он сказал" «...Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!

      Человеческий мозг, сознание людей, способны к изменению, посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением ... исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства.

      Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых «художников», которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

      И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов».

      Это была правда, правда сионизма. Это была тактика сионизма. Вам, молодым, конечно, всю связь вещей и явлений трудно было наблюдать. И сегодня даже, когда говорим, я знаю, что у некоторых это будет вызывать какое-то потустороннее восприятие. Мне, человеку, который уже седой, нечего перед вами здесь кривляться. Но так судьба моя сложилась, что я уже более трех десятков лет нахожусь у управления. Управления районом или краем. Все это, безусловно, давало мне возможность осознавать мир несколько по-иному. Ловить информацию, владеть информацией, той, которой простые люди просто-напросто не владеют. И конечно, не видеть этой грязной политики сионизма я не мог.

      Мне сказали, что здесь распространяли доклад мой, в апреле 91-го года сделанный, когда я был председателем краевого совета, руководил краем. Поверьте, прежде чем написать тот доклад, я много думал. А писал я его втайне от президиума и исполкома. Почему? Да потому что, можно сказать, половина президиума и исполкома у меня были люди, о которых я не мог сказать, по убеждениям они сионисты или интернационалисты. Или они, будем говорить, с особой любовью относятся к русским, с которыми их свела судьба. Вместе с тем, я видел, что многие из них переменились в одночасье, вчера был коммунист, наутро уже ярый демократ. Сперва говорил одно, наутро уже нес совершенно другое. Такое в перемене убеждений людей быть не может. Это был час «икс», час накала жесткой сионистской политики. Она не сегодня зародилась, это давняя политика. В сентябре 1997 года эта политика отмечала свое столетие. Цель ее — мировое господство. Организация Объединенных Наций в своей резолюции 3379 осудила сионизм как разновидность фашизма, как разновидность национализма. После этого ООН приняла около 70 резолюций, осуждающих сионизм как разновидность фашизма. С началом последних событий в России, с приходом в управление ООН Бутроса Гали все резолюции одним махом были отменены. Можно отменить резолюции, но нельзя отменить саму политику. И я решился на тот доклад. Не буду скрывать, это были бессонные ночи. И сегодня это не просто, а тогда было особенно сложно в условиях эйфории. Мне ведь, поверьте, дорогие друзья, не составляло труда, держа власть в руках (пятимиллионным краем я руководил), стать самым богатым в крае — что это стоит, когда у тебя все богатство в руках! И зачем тебе, Кондратенко, было нужно идти на конфликт, протестовать? Но я понимал, что замалчивать это, значит — предать. Я понимал, что простые люди труда, мои земляки, соотечественники не ведают об этой грязной политике. В трудах, в каждодневных трудах, разве им эти мерзости и подлости были видны? Да нет же, конечно. Об этом знала кучка, будем говорить, людей — писатели, ученые крупные, художники, которые так или иначе сталкивались с этой гнусной политикой.

      Сионизм завладел Россией не с августа 91-го. Август 1991 года — это было начало жестокой политики, прессинга сионистского. А вообще, в историю вы посмотрите. В начале века, когда революционеры из-за границы к нам приехали в кожанках, нацепив парабеллумы, и, окрасив нас, русских, в красных и белых, заставили стреляться, то был сионизм. Бунд — такая была еврейская фракция в Российской социал-демократической рабочей партии. Теперь общеизвестно, что это был сионизм. В Бунде состоял и Владимир Ильич Ленин. Потом он резко порывает с сионизмом, раскритиковав его. Каплан стреляет в Ленина. Похоже, они ему не могли такое предательство (по их меркам) простить, они его, похоже, и умертвили.

      В «Катехизисе», наставлении сионистском, четко написано, какой должна быть национальная политика Четко написано, что на любую вакансию, какая появляется, не бери русских, бери евреев, не получается — бери нацмена, но не бери русских. Вы это не видели. Я, сидя у руля политики кадровой, это видел.

      Только у меня в крае появлялась вакансия, мне (а Политбюро уже было захвачено ими, правительство тоже) звонок: Николай Игнатович, мы вам рекомендуем взять вот этого. Откуда я его не прокручу, опять не русский. Это надо было видеть. Но русские не умели отличать и не видели. Потому что слишком закамуфлировано было. Это были люди с русскими фамилиями. Это тактика была — становиться русскими. Тактика внедрения в русские семьи. Когда еврейка, которая подвержена этому гнусному политическому течению, подбивалась к молодому парню, они уже хорошо знали: а дети будут наши, и что никогда уже эти люди не выступят против гнусной сионистской политики. Так годами, десятилетиями накапливалось зло, сеялось непонимание в сознании русских: что с нами происходит?

      И после смерти Ленина элементарно сработал «Катехизис». Взяли нацмена Сталина. И здесь они ошиблись. Ошиблись потому, что можно сурово судить Сталина, но пройдет время, улягутся страсти, пена слетит, и только тогда мы поймем, что более русского, чем Сталин, едва ли можно кого найти. Почему? Да все очень просто. Тридцать лет возле золота России просидел и пальцем не дотронулся. А сегодня? Сына Якова на генерала Паулюса не сменял, ему предлагали. Не сменял, чтобы поверили русские: не только ваши погибают сыновья, и мой тоже погибает. Ради веры народа не сделал этого. И сына своего воевать отправил. И умер, кроме шинели и мундира, и валенок, подшитых собственноручно, никто не нашел ничего ни в швейцарском, ни в английском банке. И у детей никто не нашел ни копейки. А сегодня?

      И это была их ошибка, он их перенуздал. Светлана, дочь, писала в своих сочинениях: Сталин хорошо знал сионизм и вел с ним борьбу.

      Жестокую борьбу. Человек он был суровый. Помните, Троцкий, Каменев, Зиновьев...

      Если посмотрите «цепочку» (я лишь схематически скажу дальше), Тухачевские, якиры, фельдманы, уборевичи и так далее, те, как нам говорит телевидение, знаменитые генералы, - опять никого русских среди них. Дело врачей-вредителей — опять никого русских. После смерти Сталина (вы этого не могли видеть), но с приходом Брежнева особенно (а он по корням — из них, жена — из них), началось засилье. Кадровая политика вершилась активно в их пользу. Госплан, Госснаб были захвачены, пресса была сдана им. Поэтому в 1991 году уже не сложно было начать события, как говорится, в час «икс».

      Горбачев — это завербованный предатель, я ему открыто говорил. Та поездка к Тэтчер, и потом, и потом — все остальное, тайная встреча на Мальте, где сионистский орден ведущий, — все это было предательство нашего с вами Отечества. И не демократические преобразования начались в России Россию начали сдавать, разрушая ее экономику. Россия, Советский Союз старый — это было мощное, экономически мощное государство с развитой промышленностью. Наши отцы и деды, предки наши с вами, последнюю рубаху снимали, чтобы запустить цеха и заводы. Ради чего? Ради того, чтобы лучше мы с вами жили. Мы сегодня остановили заводы и фабрики. Вы сами понимаете, они уже уничтожены. Ведь с приходом Горбачева не меняется станочный парк, не обновляется. Все разворовывается, растаскивается. Кадры покинули заводы и фабрики. Сегодня попробуйте на заводе имени Седина начать производство карусельных станков, тех мощных станков, которые он производил и экспортировал в шестьдесят стран мира. Это уже невозможное дело. Потому что кадры уже разбежались, молодые станочники не учились у старших — а таков закон жизни, таков закон диалектики — соблюдать те припуски точности в работе станков. То есть, утрачен опыт. Уже сегодня мы не способны это делать...

      Разрушен продовольственный сектор экономики. Вы видите, идет разрушение души. Я побывал более чем в тридцати странах мира. Я всегда внимательно (и ночью просыпаюсь) телевизор смотрю, мне все интересно знать, какова идеология там. И нигде такой мерзости и пошлости, как в России, я не видел. Самое страшное, что происходит, — у нас воруют наших детей, их души. Из вас по возрасту кто-то уже имеет детей, а кто-то завтра их будет иметь, и вы не можете, не имеете права быть безразличными к тому, что их ожидает, какова будет их судьба.

      Время для событий, которые происходят у нас сегодня, было выбрано неспроста. Компьютеры и сами расчеты показали, что надо бить сегодня. Почему? Да потому, что сионисты знали: преемственность между поколениями — узкое место. Все, кто воевал — до 1927 года рождения, это участники войны, их война выбила, они сегодня почти все вымерли уже — это ослабленное поколение. Вот поколение, которое родилось потом, по 1941 год, — это мое поколение. После 41-го года лет двадцать нормально детей не рожали. Почему? Да потому, что война, разруха, разрушенные семьи и т.д. и т.д. И сионисты знали, что преемственность между поколениями, между старшими и младшими поколениями — слабое звено Здесь надо клин забивать по расчетам Аллена Даллеса.

      Отправлять молодежь в спекуляцию, сеять среди нее эту мерзость и пошлость, делая ее инфантильной, делая ее безразличной к судьбе своей страны, к судьбе своей нации, и в это же время жестоко и коварно обливая грязью старшее поколение, воевавшее, спасавшее страну — что они не так делали, не так жили. А сколько грязи было вылито для того, чтобы вы, молодые, не верили в свою историю, не верили в подвиги своих отцов и дедов! Для того, чтобы вы поверили гнусной сионистской пропаганде. Якобы не то делали Жуковы, Василевские, не так войну начинали и не так заканчивали, хотя кощунственно о мертвых говорить плохо. Деды нам передавали из уст в уста, что о мертвых или говорят хорошо, или ничего не говорят.

      Читайте газеты Кубани, чтобы увидеть, где он — сионизм. Захватив прессу, средства информации — и на Кубани, и по всей России — они, конечно, правят бал. Информационная война идет. Вы увидите, что есть на Кубани патриотические газеты: «Кубанские новости», «Кубань сегодня», «Лесная Кубань». И есть сионистские издания, те, которые и на сегодняшнюю мою встречу с вами попытаются ушат грязи вылить. Это такие, как «Краснодарские известия», «Комсомолец Кубани», «Наша Кубань». Ерничать, елозить, пытаясь надеть патриотические одежки, будет и «Вольная Кубань». Межа, водораздел между газетами, телевидением. Если ГТРК «Кубань» стоит на патриотических позициях, то вы увидите, что «Пионер», «Фотон», а сегодня и «Екатеринодар» смахнули туда, где правят бал сионисты.

      И такой водораздел пролегает везде. Возьмите писателей. Писатели в России и крае разбитые: это писатели патриотического толка, это — сионистского. Художники тоже разбиты. Вы видите, что на телеэкране вам никогда не покажет российское телевидение наших писателей: Белова, Распутина, Проскурина, Бондарева - русских писателей. Но зато они постараются Шолохова нашего русского облить грязью. Они будут выступать, говорить, что не сам он написал «Тихий Дон». Для чего так? Для того, чтобы у русских посеять сомнение, дескать, у вас ничего хорошего нет. Вот ихние все (те, кого пропагандируют, это ихние), вот это — хорошие, это, как говорится, верх всего. И учитывая, что телевидение России захвачено ими, они нам и показывают, и несут, и сеют в души, что вот это только хорошо, остальное плохо, навязывая нам собственную логику мышления. Но если внимательно присмотритесь, вы на российском телевидении русское лицо не увидите, вы логики русской не услышите там, дети мои. Разве это нормально?

      Я воспитывался под флагом интернационализма, страстно любившим свой народ, тот, какой он есть при его национальном раскладе. Мы в армии не задавали вопрос, какой ты нации Вахо Ацедашвили, Месхи или Миша Мамедов, или Тургумбай Аль-жанович Талкеев (и сегодня по имени и отчеству его помню). Мы просто любили друг друга. Когда мне говорят, что там, в СССР, не было дружбы народов, я криком хочу кричать это ложь! То была великая дружба, которая больше никогда не повторится.

      В экономике искусно они завели механизм разрушения. Не видите вы, конечно. К сожалению, не видите, что это за механизм разрушения. Он на первый взгляд вам кажется добрым даже. Пытаются сделать так, как в Америке чтобы мы жили Пытаются вроде того, чтоб приблизить... Нет, нет и нет, дорогие.

      Это мы поверили тем пениям сионистов на манеже — русский, у тебя земли столько, русский, у тебя столько того и другого, а ты живешь плохо И мы подумали, что будем жить, как в Америке А нас готовят, к сожалению, жить как в Африке. Ибо разрушив свой продовольственный сектор, переставая землю возделывать, на что жить мы будем? Но если даже предположить, что американцы и канадцы нам привезут продовольствие, оденут, обуют нас, на чем мы будем зарабатывать, доходы получать? На торговле? Так мы же в пятый раз перепродадим одни и те же брюки, и на этом все закончится.

      Не накапливая национальное богатство, а оно только через производство накапливается, мы никогда не будем богатыми. Механизмом разрушения стала политика цен на энергоносители. Задрав цены на топливо, нефть, газ, уголь на так называемый мировой уровень, нас с вами начали хоронить. Почему хоронить? Да потому, что нельзя сравнивать зоны климатические «семерки» и зоны климатические России. Если вы посмотрите даже сводки погоды, то увидите, что у них в два-три раза теплее, в Европе Западной по сравнению с Россией. А значит, все, что мы одели в камни, надо обогревать, везде надо поддерживать микроклимат, чтобы сидеть вот так, раздетыми, как мы. А топливо теперь стоит дорого. Если вы сделаете инженерные расчеты, сколько его надо на поддержание этого микроклимата и сколько России надо при ее температурах, при ее климатических условиях, вы увидите, что вся наша жизнь теперь стала экономически нецелесообразной.

      Осадки в сельском хозяйстве - очень важный фактор. В Америке их выпадает до 2000 миллиметров в год, в Англии — до 2000, во Франции — до тысячи. Дальше — Германия, Австрия, Бенилюкс и Голландия — 700-950 мм. Вот здесь, где мы стоим, — 560 мм. Новопокровка — 420. А дальше — Калмыкия, Поволжье, Урал, Зауралье, Алтай — 200-300 мм. Сионисты крикнули нам: русские, ваш чернозем находится в Париже, на выставке. Ну езжайте, русские, ешьте его там, этот чернозем. Что толку с него, если осадков в Воронеже выпадает 350-370 мм?

      Есть западный ученый Либих. Это сельскохозяйственный ученый. Его формула называется в агрономии «бочка Либиха». Пальцы вот эти мои — клепки «бочки». Это все, что надо, чтобы растение росло: свет, тепло, влага, азот, фосфор, калий, молибден и т. д. Сколько бы ты чего растению не дал, а урожай сформируется по минимальному фактору: чего меньше всего было, чего не хватало, вот тут урожай и застынет. Все остальное будет неокупленными вложениями. Это их, западный ученый, такую формулу изобрел. Технология выращивания одинаковая — пшеницы, ячменя, свеклы, кукурузы — что в Америке, в Англии, что у нас.

      Ты сеешь, семена тратишь, удобрения, горючее, культивируешь и т. д. — затраты несешь. Потом Россия в среднем получает 13-15 центнеров зерна с гектара. Америка — 100-120 ц, Англия — тем же путем. Самая сухая, самая близкая к нам - Австрия. Она получает от 50 до 65 ц. Мы только вернулись, открыв представительство в Вене. При 40 ц пшеница у них нерентабельна. Цены на энергоносители теперь у нас с ними одинаковы. А как же в России быть при ее 13-15 ц зерна с гектара? Кто-то по непониманию думает, что завтра сделаем, и будет лучше. Как при Петре Первом было, то же и после него будет. Вы же природу не измените.

      И по температуре. Вы сами понимаете, что в Америке не надо отапливать ни цыпленка, ни поросенка, ни утенка. А у нас в России с сентября по май месяц надо отапливать. А топливо теперь дорого стоит. У них стена на птицефабрике вот такая, лишь бы птица не разбежалась, а у нас вот такая — потому что замерзнет птица. И человек. А это затраты, они входят в себестоимость мяса. И наша курятина всегда будет дороже, чем курятина в США.

      Но задрав цены на энергоносители, мы убили свое производство. Ведь очевидно, если чем Бог наградил Россию, так это энергоносителями: газом, нефтью. И цены на них надо было держать в руках государства, на низком уровне, создавая предпосылки к конкурентоспособности внутри страны, обеспечивая свободный выход на рынки Запада и приход сюда предпринимателя. А сделали наоборот. Задрали цены на энергоносители и убили желание у всех нас работать, производить. А как национальное богатство будем приумножать? За счет чего жить бyдeм? Проституцией? Так не проживем долго.

      Или третья наша особенность. Нет в мире другой такой огромной страны, которая на одиннадцать тысяч километров раскинулась. Нет. Кроме России. Это наша особенность. Мы, русские, сбились в Европе, а национальное богатство на востоке — газ, нефть, лес, алмазы, золото, никель, уран и так далее. Но когда мы подняли цены на энергоносители на тот уровень, то сделали невыгодными все транспортировки. Почему? Да прямых энергоносителей — топливо, залитое в баки тепловоза — 11 процентов, а опосредованных - за 40 процентов в стоимости железнодорожного тонно-километра. Опосредованные — это когда мы добывали с вами руду, чугун, плавили сталь, там же тепло, там же топливо тратили — шабрили, катали, сверлили металл, электровоз делали, рельсы, потом их положили, и они же своей себестоимостью давят на себестоимость тонно-километра. А тонно-километр давит на себестоимость мяса, молока, яиц, пиджака, чего хотите. В каждом виде продовольствия — говядина, свинина, баранина, сахар, масло — менее 60 процентов энергоносителей нет, прямых и опосредованных. И не я вывод этот делал, а четыре научно-практические конференции края, у нас огромный потенциал ученых, они пришли к выводу, к твердому выводу, что Россия, имея в избытке энергоносители, через их посредство создала механизм уничтожения собственной экономики. Но любые протесты — сколько их написано, сколько направлено доказательств — без ответа. Я открытое письмо направлял Борису Николаевичу Ельцину. А если уж в истории этой копаться, то в июне 1991 года у нас первая встреча с Борисом Николаевичем была, где мы обнявшись сели, это перед первыми выборами его Президентом, и убеждал я его: «Борис Николаевич, нельзя эту модель запускать. Уничтожим прежде всего продовольственный сектор экономики, и обернется это геноцидом для нашего народа». А разве не геноцид, если сегодня рождаемость составляет 76 процентов к 1990 году? В крае. Да и в России еще хуже есть показатели. А смертность — 120 процентов к 1991 году.

      Разве есть принципиальная разница в том, что отца на фронте убили, деда в тюрьме задушили, а нас с вами лишают потомства? Разве это ни одно и то же — геноцид? Ведь принципиально важно то, что Россия не досчитывается своих дочерей и сыновей.

      Но русский, пока ему не крикнули с телеэкрана — геноцид! — спокойно ходит: вроде того, а что тут случилось? Не кричат же те, кто не родился, не мучаются вроде бы. Хотя вы видите, что с детьми происходит — беспризорность и все остальное. Это уже и крик. И геноцид, и преступность, убийства, решетки... Разве так жить можно? Если были ГУЛАГи, я понимаю — были, так то ж - где-то. А теперь-то мы все в ГУЛАГах живем, укрепившись решеткой, и думаем, что каждый из нас спасется в отдельности. Нет, вместе будем все погибать. Если не станем мыслить, если не станем будить собственное сознание: что с нами происходит? И что в этой обстановке делать?

      И поверьте, друзья, не мое поколение спасет Россию. Нет, с седой головой выходить на улицу или пытаться там что-то делать - уже совесть давит, вес возраста давит. Всегда спасала страну, не только Россию, молодежь, и только молодежь. Она радикальна, она чиста, она загорается быстро. Но это тогда, когда она осознает положение своей нации, положение своего народа и Отечества в целом.

      Сегодня пока мы видим инертность, нежелание мыслить, нежелание думать. Тем более это усугубилось еще другим фактором - предательством русской интеллигенции. Я не боюсь это говорить. Я тоже отношусь к русской интеллигенции, но не боюсь это слово произносить, потому что — да, это было предательство. Такова судьба интеллигенции. Она может и предавать, но спасти страну без интеллигенции тоже невозможно Многие в зале сидящие — это поколение или уже интеллигентов, или будущих интеллигентов. И не надо здесь обиду держать. В чем существо предательства? Вот тогда, когда Людмиле Георгиевне Зыкиной собственность подкинули в Германии, и она запела в другую сторону. Тогда, когда УЛЬЯНОВЫ перемахивали, когда другие перемахивали ... Когда наш ректор института культуры начала кричать, что только такая политика правильная, все остальное неправильно. Это тоже форма предательства.

      А потом нас, руководителей, купили другим В старое время нам не разрешали залезать в кассы. Если залез, тебя из партии исключат или выгонят, или еще... Одним словом, рано или поздно расплата за грязь наступала. Не всегда, может быть, но тем не менее, механизм, система действовала довольно четко. А в новой системе нам разрешили — богатейте. В это время люди покидали заводы, люди беднели, шло обнищание, бросили детей рожать. А нам, интеллигентам, было хорошо, мы стали жить в десятки, а то и в сотни раз лучше, чем жили в старой системе. И мы, интеллигенты, закричали «Спокойно, люди добрые, идут реформы, потерпите, и у вас завтра будет все хорошо». Мы выключили людей с протеста. Мы выключили руководителей. И это тоже форма предательства. Потому что потом уже и вякать боялись. Потому что выгонят тебя за стены завода или предприятия и никто тебя больше не защитит Это то положение, в котором сегодня находятся люди труда. Вот, пожалуй, если так, схематически, все, что я хотел вам сказать.

      Газета "Русский вестник", № 14-15, 1998 г.





=НАЗАД в Библиотеку=

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

мужские букеты смотри тут доставка роз цветы мелким оптом
Hosted by uCoz